Исповедники Тишины
Название: Как создать вселенную, которая не рассыплется через пару дней
Канон: Homestuck
Размер: драббл, 933 слова
Пейринг/Персонажи: Вриска/Роуз
Категория: фемслэш
Жанр: драма
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: инструкция для начинающих
Примечания/Предупреждения: ООС
название взято из одноименного эссе Филипа Дика
мутуализм — форма симбиоза, при которой существование обоих симбионтов зависит друг от друга.
автор извиняется за неточное следование тексту заявки
Кому: Ма


Шаг первый — возьмите с полки мироздания пакет с надписью «Вселенная дегидрированная». Проверьте на срок годности, желанный вкус и размеры будущей вселенной.
Не самый лучший шаг. Он пригоден лишь для ленивых творцов, у которых нет ни утонченного вкуса, ни времени, ни таланта в создании вселенных. Как, например, для вас. Вас всех — и ты это точно знаешь, абсолютно точно. Ты все знаешь точно, и не пошло бы оно нахер, а?
Роуз сидит в самом ярком пятне этой осточертевшей тебе гостиной, в ее волосах — несуществующий пепел несуществующих птиц, тех, кто сгорает, чтобы воскреснуть — только вот вы не птицы, вы лишь птичий пепел, который никогда не оживет вновь. Роуз смеется, и пепел в волосах дрожит, осыпается слезами на плечи, на пол — и тает. Ты вдыхаешь его.
Иногда ты ощущаешь, как сквозь твою темную скорлупу пробивается в трещины странный свет. Чаще — как под внешним сиянием Роуз свернулась в клубок тьма. Она выпускает свои когти — в тебя.
Может ли кто-то так оценить красоту этой горькой иронии, как это можешь сделать ты?
Ты так не считаешь.
Шаг второй — раскройте пакетик с выбранной вами вселенной. Выложите в достаточно просторную емкость.
Ладно, раз уж творцы из вас не вышли, стоит идти по инструкции. Впрочем, судя по всему, вселенную вы взяли не глядя, с полки с уцененным товаром, куда кладут всякие недоделки. Потрясающе, ну да чего еще было ждать?
Вы часто проводите никому не нужное время наедине, взгляд к взгляду, у нее — книга, у тебя — тоже, или, может быть, ноутбук, или ты просто валяешься на полу или на диване и смотришь на нее нахально и немного (но она об этом не знает) с опаской. Ничего личного, между вами вообще нет ничего личного, оно вам не особенно-то и надо. Вам и так замечательно.
От нее пахнет птичьим пеплом, от тебя — мокрой пылью, от нее — чем-то сладким, конфетами и ягодами, а от тебя — кровью, сколько бы ты не пыталась от нее оттереться. Только вот под ее духами ты ощущаешь нечто острое, режущее, обволакивающую тебя тьму.
С Роуз ты никогда не станешь лучше — в общепринятом смысле этого слова. Она не гасит тебя, но заделывает трещины в твоей тьме — чтобы свет не лился наружу.
Шаг третий - залейте вашу вселенную водой.
Воду вы взяли в ближайшей луже, потому что кран забит, из него течет ржавая вода всех цветов гемоспектра, она воняет такой агонией запахов, что сразу начинает мутить. Может, стоило бы выкопать родник, или пойти к кому-то еще, только вот беда — не к кому, а ваши лопаты сломались еще в самом начале, вы сами их сломали. Вода — из лужи, вселенная — едва ли не из помойки. Да пошло оно все, нахуй и обратно (лишь затем, чтобы ты могла опять его послать, разумеется).
Вы никогда не говорите, но и молчание ваше не назовешь ни комфортным и уютным, ни едким и колким. Нейтрализованные заряды слов, противоположные полюса ценностей, зеркальные отражения мыслей. Ни-че-го, пустота, ни прошлого, ни будущего, кусок настоящего, ложь такая, что становится правдой, правда такая, что примешь за ложь.
Кто-то из вас говорит и слова эти — как ваша жизнь, и ваше молчание, и этот метеор, и гостиная, и окружение, они правдивей правды и лживей лжи.
И когда Роуз захлопывает книгу, глухой стук рассыпается в твоей голове призраками страхов и тянущими паутинными лучами.
Шаг четвертый — ожидайте, пока ваша вселенная не разбухнет до задуманных размеров. Имейте в виду, что это может занять довольно много времени.
У вас не было терпения. Была бы ваша воля, вы бы вообще ее не заливали, так, полили из чашечки и готово, можно жить. Но нет же, залили, одновременно — вы вселенную, а Дейв дегидрированную лапшу. И слили воду тоже одновременно. Естественно, лапша вышла гораздо лучше. Лапша всегда идеальна.
У Роуз ледяные ладони, тонкие, гладкие, ее кожа неправильно ровная и мягкая, на руках только едва ощутимые мозоли, и, казалось бы, ты бы могла разодрать ее одним прикосновением, но вместо этого она рвет тебя, раздирает на клочья, расширяет твои трещины и пьет прячущийся свет, забирает его себе, оставляя лишь самую каплю — и щедро делится своей тьмой, залепляет то, что сама же и разбила. Вы — симбионты, ваши отношения вне квадрантов и человеческих классификаций. Ты определяешь их как мутуализм, как что-то, что позволяет всем вокруг продолжать считать тебя злом, а Роуз милашкой (это если грубо, конечно, на самом деле никто так и не считает, у них же не черно-белое мышление, они не идиоты, о нет).
Роуз целует тебя и это холодно. Безэмоционально.
Пот-ря-са-ю-ще.
Шаг пятый — протрите вселенную мягкой тканью. Готово! Наслаждайтесь жизнью и не забывайте покупать только лицензионные вселенные!
Вы ползали по узким темным извивам вашей новосозданной вселенной, без тряпок, без тканей, вы вытирали ее собой. Своими жизнями, целями, мечтами, всем, в общем — а ей было мало, она напиталась грязью из луж, она напиталась вами и не хотела больше существовать, билась в агонии, зажимая вас в тисках прошлых и будущих ошибок. И, все высшие силы, если вы существуете еще, мудаки, ты поклясться готова, что это было ожидаемо. Ваша вселенная тверже цемента, с каждой конвульсией она только прочней, только сильней зажимает вас всех — одиноких, потерявшихся в ее коридорах.
Если тебя когда-то спросят «Мисс Серкет, а как создать вселенную, которая не рассыплется через пару дней?», ты плюнешь им в лицо, а затем подробно расскажешь, как именно надо нарушить инструкцию, чтобы вселенная вышла скреплена вашими косяками сильней, чем любыми добрыми намерениями.
И первым же пунктом в этом списке будет «Со скуки начать заигрывать с Роуз Лалонд», конечно же. Или не первым, но точно будет.
Ты сжимаешь лицо Роуз в ладонях, царапая ее когтями до крови, и целуешь ее в ответ, кусая ее язык и губы.
Она в восторге.