Исповедники Тишины
Название: Когда кончается майонез
Рейтинг: PG-13
Категория: слэш
Жанр: повседневность, юмор (?), общий
Предупреждения: нецензурная лексика в одной реплике
Описание: Тридцать первого декабря кончается майонез в банке. Евген идёт за дополнительной порцией. Аниманьяк тоже не скучает.
От автора: Я реально видела здание, в котором не было лифта, зато были семь этажей. Да что там - я в нём работала. На седьмом этаже.
Кому: Уродский кролик


На столе лежали пакеты с мандаринами, грушами и яблоками и стояли две бутылки с шампанским. Сахарница, заварочный чайник и хлебница дополняли картину, заполняя пространство окончательно. Серёжа почесал в затылке. Что-то отсюда точно следовало убрать, но только вот что?
Бутылки упрямо отказывались помещаться вообще куда-либо в холодильнике. Инспекция содержимого показала, что выбрасывать абсолютно нечего. Да, в этом году они как-то перестарались… Пакеты можно было бы составить на пол, однако возникала опасность запнуться о них во время готовки. Повесить на ручку вариантом не было: опять-таки можно запнуться. Спинки стульев тоже никак не годились: форма была абсолютно неподходящая. Подумав, Серёжа взял злосчастные пакеты и потащил в гостиную. Вряд ли Евгену хоть как-то помешают стримить два килограмма фруктов на диване.
Сам Серёжа новогодний стрим делать не собирался. В его планы входило записать обращение к зрителям. Текст был уже готов.
Евген обернулся на звук шагов. Приподнял брови, сделал лицо «Здесь происходит что-то странное, но лучше не спрашивать». Серёжа постучал указательным пальцем по запястью и в ответ получил кивок.
– Что ж, мне уже надо заканчивать. С Новым годом вас, дорогие друзья!
Женя протопал на кухню, где уже трудился Серёжа.
– Ты, главное, оливье побольше сделай.
По лицу Серёжи было видно, что тот хочет в него чем-нибудь кинуть. Евген усмехнулся, обнял его со спины и коснулся шеи губами.
– Я тебе в этом помогу.
На самом деле Евген не очень любил готовить и, как следствие, не очень умел этого делать. Серёжа, когда они кашеварили вместе, доверял ему только самые простые операции: нарезать что-нибудь, разбить яйца, всыпать щепотку соли, перца либо других специй. Евгену казалось, что в такие минуты его сожитель чувствует себя шеф-поваром: рутинную механическую работу выполняет «поварёнок», а ему достаётся всё самое сложное и – наверное – интересное.
В этот Новый год, к счастью, готовить нужно было только на двоих. Правда, холодильник от этого менее празднично-забитым не стал. Евгена всегда раздражало, что в таком заполненном холодильнике хрен что найдёшь. Вот и сейчас он выскреб со дна банки майонеза остатки и никак не мог найти ещё одну.
– Серёж… У нас майонез ещё есть? – Евген искал слишком долго, чтобы не усомниться.
Серёжа удивлённо дёрнул головой и оторвался от большой бадьи, в которой что-то замешивал.
– Должен быть… – он подошёл к холодильнику и начал уверенно шарить по полкам. Через пару минут уверенность начала таять. Спустя ещё несколько Серёжа распрямился:
– Чёрт. Я был уверен, что его купил.
– Я схожу. – Евген чмокнул Серёжу в губы и пошёл собираться. Очередь в магазине обещала быть длинной, полки полупустыми, но что поделать.
Серёжа мысленно порадовался тому, что для «его» блюд майонез был не нужен.
***
Стук в дверь раздался неожиданно. «Неужели ключи забыл?» – удивился Серёжа.
Но на пороге стоял совсем не Женя с покупками. Это был сосед сверху.
– Здравствуйте. – протянул Серёжа. С соседом они особенно не общались. Знал Серёжа не так много: сосед женат, вроде работает кинологом, у него с женой две дочери и здоровая собака, которая умеет сама вызывать лифт и чудесным образом помещаться в квартире.
– Привет, сосед, не поможешь? – Мужик сразу перешёл на «ты».
Серёжа как-то даже растерялся. Не то чтобы он не успевал что-то сделать или что-то требовало его обязательного присутствия. Однако и помогать незнакомому (ну ладно, почти незнакомому) человеку не очень-то и хотелось. С другой стороны, отказать было бы невежливо.
– А… что нужно сделать? – осторожно спросил Серёжа.
***
Евген шёл по улице. В кои-то веки тридцать первого декабря действительно выпал снег и было холодно. В других обстоятельствах – к примеру, наблюдай Евген всё это через окно – было бы по-новогоднему сказочно и красиво. Но сейчас эта сказочность дула ему в лицо, красиво пробиралась под куртку и по-новогоднему одаривала хлопьями снега.
Нахохлившись, как воробей, Евген перебирал в памяти знакомые магазины и пытался вспомнить короткий путь к каждому. В продуктовом за углом подходящий майонез уже раскупили.
Был магазин в подвале через дорогу. Скорее всего, они ещё не закрылись… Евген прибавил шаг.
– Извините, вы… – Прохожая тронула его за рукав, выводя из сосредоточенного состояния. Евген притормозил. – Вы же BadComedian? Можно с вами сфотографироваться?
Женя невольно улыбнулся. Всё-таки это было мило, да и желание поклонницы невинное и пустяковое.
– Да, конечно же. Давайте только под козырёк спрячемся, вон там магазин как раз.
***
На улице было холодно. Даже не так – очень холодно. Очень-очень холодно. Серёжа порадовался тому, что надел самый толстый свитер из тех, что ему подарила бабушка. И рукавицы. Отличные тёплые рукавицы.
Соседу – как он представился, Лёше – требовалось разгрузить машину подарков. Грузчики, по его выражению, «в последний момент отвалились». Серёжа толком не понял, как грузчики могут «отвалиться», но верил в то, что тридцать первого декабря мало кому захочется работать.
Коробок ожидаемо было три. Одна большая и две маленьких, отличавшихся цветом, но не узором на них. Плюс пяточек «сладких подарков» в картонных домиках. Начать решили с подарков поменьше.
Первая же коробка поразила Серёжу своим весом. Серьёзно, какова средняя плотность вещества в этой самой коробке с учётом того, что по объёму она тянула от силы на кубометр?
– А… что… здесь?.. – пропыхтел он, принимая часть веса подарочка.
– Да вот гантели решил купить. У меня Ленка слабая, но сильной быть хочет. Я её на самбо записал, но куда без упражнений же.
Это было бы ещё больше похоже на шутку, скажи сосед, что в коробке кирпичи. Но с другой стороны, будь это шуткой, почему сразу так не сказать? Стоп. Если там лежат гантели, то, вероятно, это ящик из дерева. Серёжа осторожно подвигал пальцами и вроде нащупал нечто вроде стыка досок. Да ладно?..
***
Табличка на двери гласила, что магазин тридцать первого декабря работает до пяти. Евген достал мобильник и проверил время. У него было ещё две минуты. Более чем достаточно.
– Извините, мне надо майонез купить, буквально пара минут, вы же не сильно торопитесь? – И он взял поклонницу за локоть, намереваясь потащить её с собой в магазин. Однако попытка открыть дверь не увенчалась успехом.
Евген дёрнул за ручку снова. И снова. И ещё раз. Безрезультатно. Закрыто. Видать, их часы на пару минут спешат. Или его – отстают.
– Бл-лин! – протянул Евген1.
– Есть ещё магазин, во дворе, они работают до половины шестого. Я могу показать, – услужливо сообщила девушка. Евген с признательностью кивнул. Про такой магазин он ничего не слышал.
***
Серёжа осторожно перенёс «свою часть» веса подарка на левую руку, а правой нажал на кнопку вызова. Кнопка не загорелась. «Плохо нажал», – подумал он и ткнул в неё снова. Безрезультатно.
– Дай я, что ли, – Серёжа попятился, сосед подошёл к лифту ближе и попытался сам. Тот же эффект.
Полминуты они честно ждали чуда: что лифт всё же вызовется, что двери откроются, что не придётся идти по лестнице.
– Нда, – обронил Лёша. – Давай по ступенькам. Серёжа мысленно взвыл: Лёша жил на пятом этаже.
Очевидно, по Серёже это было отлично видно – сосед вздохнул:
– Ну а что делать? – Делать было, конечно, нечего. – Знаешь, когда я к Алёне…2 сватался (это жена моя)… её отцу… помочь надо было. Тоже – машину разгрузить. А он… через войну прошёл, так пунктик у него теперь: жратвы скупать… как можно больше. Спать… не может, если в доме нет хлеба, макарон… и консервов. Соль закончится… беги в магазин. Сразу же. Страшное дело! И вот представляешь… устроил он… закупку очередную… купил макарон… едва ли не грузовик. А в его доме… почему-то… нет лифта. Совсем. Даже намёка… какого-нибудь… даже шахты. А они с моей тёщей… на седьмом этаже жили…
– Так… бывает вообще? – Как оказалось, силы удивляться от физической загруженности не исчезли.
– А то! Целый квартал… домов таких видел…
Стоило отдать Лёше должное: Серёжа и сам не заметил, как прошёл два этажа, потому что заслушался.
***
Магазин представлял собой маленькое невзрачное одноэтажное строение. Удивительно, но он не принадлежал ни одной известной Евгену сети. Скорее всего, аренду владелец отбивал благодаря лени жителей дворика. Вряд ли в таком маленьком помещении можно найти много разнообразных продуктов. Да и дома вокруг не маленькие. Надежда купить майонез здесь и уже успокоиться начинала таять.
Магазин работал до семи. Аллилуйя.
Захватанная дверка открылась без скрипа. На кассах сидели продавщицы. Они вполне мирно болтали. Приход Евгена с поклонницей явно их не смутил.
В маленьком зале действительно было мало полок с продуктами. Однако майонез всё же ещё оставался. Женя взял в руки пачку, проверил срок годности, жирность… Вроде бы всё в порядке.
***
Вторая коробка тоже была не лёгкой.
– Вы и вторую дочь… на самбо, что ли, отдали? – пропыхтел Серёжа. Сосед усмехнулся:
– Не, она у нас шить… учится. Купил ей… машинку… и тканей… с сундуком… чтобы всё это… складывать…
Серёжа прикинул, сколько мужик потратил на подарки для дочерей и как заморочился, и чуть сам не захотел стать одной из них. Он не был в курсе цен на ткань, но мама недавно говорила, что новый красивый сундук для тканей влетел в копеечку, да и машинка тоже не бесплатная.
***
Фотография вышла весёлая, и Евген даже попросил девушку её скинуть. На ней были не только Евгений BadComedian и его поклонница Катя, но ещё и две пачки майонеза, которые они держали в руках, как добычу.
Галантно проводив девушку до маршрутки и пожелав ей всего хорошего в эти праздники, Евген попробовал отзвониться Серёже, но тот почему-то не брал трубку. Пожав плечами, стал набирать сообщение на ходу. То, что земля в какой-то момент ушла из-под ног, было даже слегка предсказуемо.
Пакета Евген не взял. Майонез-то что, можно в руках унести… И вот теперь его руки выпустили добычу. Краем глаза Евген отметил, как одна упаковка улетела на проезжую часть. Вторая делась куда-то вниз.
Евген помотал головой. Чёрт, это было болезненно. Попытался встать и поскользнулся снова. Ударился коленом. Зашипел, попробовал снова. На этот раз получилось. Огляделся.
…А вот и второй пакет майонеза. Попал прямо под ноги. Да, лучше взять новый.
Не успел Евген поднять голову от остатков своей покупки, как второй пакет майонеза переехал автомобиль.
***
Третья коробка была на удивление лёгкой. Или это Серёжа так приноровился? В любом случае, не будь она громоздкой, претензий бы он не имел в принципе.
– А что тут, если не секрет? – спросил он уже для полноты картины.
– Да вот жена себе захотела новое кресло. Я ей к нему подушечек купил ещё.
– О-о, понятно, – многозначительно протянул Серёжа. Упаковка слишком красивая, сосед не заставит его помогать со сборкой.
Что же, с этой коробкой проблем быть не должно. Когда Серёжа пришёл к такому выводу, случились три вещи: он оступился и потерял равновесие, у него в кармане завибрировал телефон, а Лёша смачно выругался и чудом удержал коробку до того, как она свалилась на его незадачливого помощника.
– Живой? Хорошо хоть не на ступеньках.
Тяжело выдохнув, Серёжа кое-как встал, от чего его замутило.
– Что-то мне… Нехорошо.
Руки дрожали, но это, наверное, от тяжёлой работы.
– Ладно. Дальше я сам справлюсь, – с ноткой беспокойства произнёс сосед. – Иди к себе. Отлежись. Друган твой пусть за тобой присмотрит.
Сергею настолько повезло, что свалился он аккурат напротив своей квартиры, однако его «друган» был немного не здесь. Однако не стоило говорить об этом Лёше. Наверняка завалит советами, чего выпить, чтоб лучше стало. А от советов ему станет лишь хуже.
– С Новым годом! – одновременно поздравили они друг друга, когда Серёжа доставал ключи. Его уже не мутило, но сообщать об этом соседу как-то совсем не хотелось.
Теперь нужно было бежать на кухню и пытаться закончить приготовления. К счастью, в духовке ничего не пригорело. Так, теперь нужно достать крем из холодильника.
Чудом не уронив миску, Серёжа уже собрался закрыть холодильник, но тут его взгляд упал на заднюю стенку. На него смотрели два пакета майонеза «Провансаль».
***
– Алло? – Жене было даже неловко, что он говорил гоп, ещё не перепрыгнув. Майонеза-то теперь нет.
– Слушай… – Голос Серёжи звучал подозрительно виновато. – Я тут порылся… В общем… Есть у нас майонез. Ты ж не купил ещё ничего, поэтому звонил?
– Ёб твою мать!.. – сложно передать ту смесь облегчения, усталости и желания убивать, которую в тот момент испытал Женя.
Вместо эпилога
Ёлка тепло мигала гирляндой. Евген выключил свет, и стало совсем красиво. Блики отражались от стёкол в шкафах, от часов, от пола, от лакированной мебели, от линз в Серёжиных очках. Женя залюбовался: уж больно выгодно падало освещение – и притянул Серёжу к себе. Тот улыбнулся и обнял его в ответ, уткнувшись лбом в его лоб. Спустя мгновение они уже целовались. Этот день выдался длинным и в чём-то трудным, но они справились и теперь заслуживают вечер, полный тишины и спокойствия.